НАЧАЛО

БИОГРАФИЯ

СТАТЬИ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ИНТЕРВЬЮ

ФОТОАЛЬБОМ

КОНТАКТ












 

ПРОЗА
ЖиТЬ - ЗДоРОВьЮ ВРеДИтЬ!

Bookmark and Share

Моника Левински, как оружие пролетариата

ПЬЕСЫ
Вернуться к перечню статей >>>  

15 ноября 1995 Билл Клинтон вступил в сексуальные отношения с Моникой Левински. Будущий президент США Клинтон был с молодости весьма сексуальным человеком и остался таковым, став 42-м президентом великой державы.
(Во время его губернаторства в Арканзасе он пытался использовать свое положение для сексуальных контактов, в результате чего возник долгий процесс с некоей Полой Джонс, которая обвинила его в сексуальных домогательствах. Процесс закончился уплатой Клинтоном 650 тысяч долларов.)


Моника Левински, как оружие пролетариатаМоника Левински, как оружие пролетариата

Если вы внимательно следили за ходом политических дискуссий во время президентской гонки 2004 года в США, то не могли не заметить, как один кандидат, поливая грязью другого, всей душой желал бы стереть противника с лица земли. Возможно, предлагаемое пособие имеет смысл использовать и в этих целях. Главная же задача этой исследовательской работы – дать пролетариату мощное оружие по уничтожению президентов. В наше время развитыми странами управляют люди исключительно богатые, которые пекутся о своих интересах. Пролетариат им безразличен, поэтому при использовании моей методики я рекомендую доводить президентов не только до импичмента, но и до полного физического краха. Пролетарии всех стран – объединяйтесь!

Идея проста: небезызвестная Моника Левински предложила легко повторимую схему по дезавуации лидера государства, и эта схема прекрасно работает, хотя в случае с Биллом Клинтоном окончательное решение об импичменте так и не было принято. Но вооруженный опытом Моники Левински пролетариат способен теперь избавляться от власть имущих и, таким образом, играть активную роль в политической жизни стран т континентов. В наши дни пролетариат все еще безоружен перед богатыми и коварными политическими лидерами. Однако долго так продолжаться не может. Несколько практических наглядных приложений по методике Моники Левински легко покажут, как любой да всякий политический лидер оказывается беспомощной пешкой в рамках предлагаемой пролетарской стратегии.

США. Вашингтон. Белый Дом.

Овальный кабинет. За окном – Розовый сад с читающим на скамейке Ал Гором, за дверью – охрана, в дальней комнате прямо по коридору – читающая у ламберного столика Хиллари Клинтон.
За овальным столом в Овальном кабинете сидит Билл Клинтон (11 инчей 6 дюймов). Клинтон перекладывает стопку бумаг с левого угла стола в правый.
Входит Моника Левински. Поправляет глубокое декольте. Без задней мысли проводит языком по пухлым губам. Клинтон: Вы ко мне?
Моника: Так, случайно зашла.
Еще раз облизывает пухлые губы.
Тут-то все сразу и начинается. Клинтон растегивает брюки, Моника опускает белую руку в глубь брючной ширинки и достает оттуда то, что немедленно кладет в облизанные губы.
Президент: No! О, no, no!
Моника: Yes, yes!!!
Президент: О, no! O, no, no!!!
Моника: Yes, yes, yes!!!
Президент (ритмично давит рукой Монике в затылок): - О, yes, yes, yes!!!
Моника (вырываясь, поднимает голову): - О, no, no, no…
В этот миг семя Билла Клинтона брызжет на платье Моники Левински. Брызжет еще раз, затем – еще несколько раз, что впоследствие и послужит доказательством сексуальной разнузданности американского президента.
Моника уходит звонить подруге, полная впечатлений. Клинтон застегивает брюки. Хиллари и Гор продолжают читать без перерыва.
До импичмента и торжества американского пролетариата остаются считанные месяцы.

Россия. Москва. Кремль.

В Янтарной комнате президент Владимир Путин (18 см 57 миллиметров) читает в оригинале Томаса Манна. За окном – Спасская башня. За дверью охрана. Вдоль по коридору, сразу за углом – строгая охрана, на соседних улицах – много спецназа.
Входит Жириновский.
Путин: Владимир Вольфович! Выйдите, пожалуйста, отсюда вон.
Жириновский: Вам, Владимир Владимирович, всё сиськи-письки, а народ говно ложками хлебает.
Путин: Пшел вон!
Жириновский строит рожи и уходит, закрывая за собой дверь.
Входит Маша Левинова. Поправляет глубокое декольте. Без задней мысли проводит языком по пухлым губам.
Путин (откладывая книгу): Видимо, вы ко мне?
Маша Левинова: К вам, Владимир Владимирович.
Еще раз облизывает пухлые губы.
Тут-то все сразу и начинается. Путин бросается на Машу, Маша опускает белую руку в глубь брючной ширинки президента и достает оттуда то, на что немедленно надевает презерватив. Сует ЭТО в свои пухлые облизанные губы.
Путин (сразу начинает громко стонать): О, мама, мамочка моя!!!
Маша: Давай, Владимир Владимирович! Давай, давай!
Путин: О, мамка, курка, яйки, партизанен!!!
Маша: Давай, Владимир Владимирович! Давай, давай!!!
Путин (ритмично надавливая на Машин затылок): Яволь! Унтег официген!!! Папигоссен!!!
Маша: Давай, Володя, давай!!!
Путин: Йя-йя! Арбайтен давай!
Маша: Айн, цвайн, драйн, Володенька! Давай, голубчик, давай, родной!!!
Путин: Русиш швайн! Арбайтен давайн!
Маша: Давай, Владимир Владимирович! Давай, дорогой, давай!
Делает глубокий глоток. Затем глоток еще глубже, и еще один глубже предыдущего, но семя Владимира Владимировича все брызжет и брызжет, и уже брызжет на платье Маши Левиной, что и послужит доказательством сексуальной разнузданности российского президента.
Владимир Владимирович не успевает застегнуть брюки, как в комнату входят Владимир Вольфович Жириновский, Павел Павлович Бородин, Борис Николаевич Ельцин, Зураб Константинович Церетели, Максим Александрович Галкин и Роман Аркадьевич Абрамович.
Скорбное молчание. До импичмента и торжества российского пролетариата остаются считанные десятилетия.

Франция. Париж. Кабинет Ширака с видом на Елисейские Поля.


Французский президент Жак Ширак (13 см 5 миллиметров) пилочкой равняет ногти на обеих руках. Слева Эйфелева башня, справа арабские кварталы, на стене – ранний Курбе работы Эдуарда Мане.
Изящно неся высокую грудь, входит очаровательная Моник Левин. Без задней мысли проводит языком по пухлым губам.
Жак Ширак (не отрываясь от маникюра): Чем могу быть полезен?
Моник: Всем.
Тут-то все сразу и начинается. Моник плавно приближается к Шираку, опускает белую руку в глубь брючной ширинки президента и достает оттуда то, что трогали до нее тысячи женщин. Целуя, обнимает ЭТО своими пухлыми облизанными губами.
Ширак: Ты просто очаровательна, детка.
Моник (активно увлечена минетом): Угу.
Ширак: Не торопись, милая, я могу быстро кончить.
Моник (срочно поднимая голову): А я и не тороплюсь.
Ширак: А я все-таки могу.
Моник (сдерживая рукой пульсирующий пенис французского президента):
О, милый, о, как же ты так быстро, милый-милый…
Семя Жака Ширака брызнуло всего разок, но точно на платье Моник Левин, что и послужит доказательством сексуальной разнузданности президента Французской Республики.
Моник, уязвленная скорой кончиной французского президента, застегивает брюки Жака Ширака и молча уходит. Она оскорблена в лучших и самых нежных женских чувствах.
До импичмента и торжества французского пролетариата остаются считанные часы.

Израиль. Тель-Авив. Кнессет.

С видом на Сад Роз - кабинет премьер-министра Ариэля Шарона.
Слева по коридору президент Израиля Моше Кацав принимает недружественную Израилю делегацию Евросоюза, недружественную Израилю делегацию стран Африки и очень дружественную Израилю делегацию России.
Коридоры Кнессета забиты представителями ЦАХАЛя, БАГАЦа, МАФДАЛя, партии Шинуй и примкнувшей к ним партии Авода. Вокруг – Беньямин Натанияху, Лимор Ливнат, Ципи Ливни, Моше Яалон, Шауль Мофаз, Дани Нове, Авигдор Либерман, Натан Щаранский и многие другие.
Премьер-министр Израиля Ариэль Шарон (8,5 сантиметров с его еврейским счастьем) сидит в кабинете и беседует по телефону с женой Щаранского.
Шарон: Хоть бы боли в спине прошли, а то я ночью плохо спал.
В это время, изящно неся высокую грудь, входит очаровательная агентка «Моссада» Маня Леви. Поправляет глубокое декольте. Без задней мысли проводит языком по пухлым губам.
Шарон (кладя телефонную трубку): Всю ночь в боку кололо и мучали боли в спине.
Маня: Вы, наверное, что-то съели.
Шарон (прислушиваясь к себе): И нога ноет.
Маня: Я же говорю: что-то, видимо, съели.
Тут-то все сразу и начинается. Маня опускает белую руку в глубь брючной ширинки премьер-министра и достает оттуда не совсем то, чего от премьер-министра можно было бы ожидать. Целует шароновское ЭТО своими пухлыми облизанными губами.
Шарон: Совсем никакого здоровья.
Маня: Арик, расслабься.
Приоткрывается со скрипом дверь. В щель просовывается голова министра финансов Беньямина Натаниягу. Натаниягу: Маня, как идут дела?
Маня: Беня, успокойся. Все беседер.
Дверь закрывается.
Шарон: Помню, как-то в молодые годы…
Маня (перебивает): Все будет хорошо, Арик, расслабься.
В коридорах власти ликудовцы Натанияху и Лимор Ливнат призывают присутствующих говорить потише. Представитель партии Шинуй ставит этот вопрос на голосование.
В то же время за окном Эхуд Барак шепчет Шимону Пересу: Перестаньте кашлять. У него опять из-за вас не получается.
81-летний Перес (возмущенно): Если у меня не получается, то почему у него должно получаться. Маня (непрерывно работая): Ну вот, Арик, вот как славненько.
В этот миг 8,5 сантиметров твердеют, и уверенной рукой агентка «Моссада» Маня доводит дело до эрогенного конца. Шарон брызжет Мане на платье, что и послужит доказательством сексуальной разнузданности премьер-министра Израиля.
Маня: Ну, вот! А вы говорили гефилте фиш.
Шарон (возмущенно): Я говорил гефилте фиш?! Я не говорил гефилте фиш!!!
В это время в кабинет врываются все шесть арабских депутатов Кнессета. Они унижены и оскорблены.
Депутат Хамдан Аль-Ибрагим Аль-Мохамед Хусейни кричит в истерике, разглядывая расстегнутую ширинку Шарона: И это в день смерти Арафата!
До импичмента и торжества аидише пролетариата остаются считанные минуты.

Независимое ни от кого государство Беларусь.
Столица Беларуси – город-герой Минск.


В центре центральной площади Минска специально по этому случаю установлен фамильный пластмассовый трон президента Беларуси.
На троне сидит сам Александр Лукашенко (две картошки с четвертью).
20-летняя отличница труда Минского экспериментального завода имени Гастелло, девушка Маруся талантливо сосет у президента на глазах у всего беларусского народа. Длинная, русая, толстая Марусина коса бьется по ее красивой попе в такт минету. Независимое телевидение передает историческое событие в прямом эфире.
«Сосали, сосем и сосать будем!» – скандируют присутствующие на площади студенты Беларусского Государственного университета. Президент всегда верил в беларусскую молодежь и теперь гордится ее поддержкой.
«Пошла она, Европа, в дупу! – на всю площадь рычит от удовольствия президент Лукашенко. – Чего хотим, того и делаем», - ритмично надавливая на Марусин затылок, по-беларусски откровенно обещает президент.
Акция проходит в рамках кампании по искоренению картошки из рациона беларусов. Узнав от президента Казахстана о том, что картошка попала в Беларусь из ихней Америки, Александр Лукашенко запретил народу есть картофель и его высаживать. «Пусть Запад отсосет!» - таков главный лозунг президентской кампании.
Девушка Маруся, не посрамив родной завод имени Гастелло, технично делает заключительный глоток. Затем глоток еще глубже, и еще один глубже предыдущего, но Лукашенкино семя разлетается по площади, обрызгивая Марусино платье, обрызгивая транспоранты и переодетых в студентов спецназовцев и спецназовок, что и послужит неопровержимым доказательством сексуальной разнузданности беларусского президента. Завершая событие, красавица Маруся счастливо улыбается и вытирает русой косой свои сочные пухлые губы.
Каких-то пару сотен лет остаются до импичмента и торжества беларусского пролетариата.

Нью-Йорк. Организация Объединенных Наций.

В своем кабинете за чтением очередной антиизраильской резолюции Судана и Индонезии, сидит в кожаном кресле Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан (14 инчей 8 дюймов).
Правой рукой переворачивая страницы резолюции, левой Кофи Аннан спокойно и цинично анонирует. Начав половую жизнь в 6 лет с преждевременного семяизвержения, Кофи Аннан был так этим расстроен, что в дальнейшем ни в какие половые акты уже не вступал. С тех пор три-четыре сеанса анонизма в день приводят Генерального Секретаря ООН в бодрое расположение духа и держат в отличной форме.
Входит афро-американка мисс Левинда. Поправляет глубокое декольте. Без задней мысли проводит языком по пухлым губам.
Мисс Левинда (будучи в курсе всех дел Генерального секретаря): Что хорошего пишут из Судана?
Тут-то все сразу и начинается. Кофи Аннан вскакивает с кресла, вспрыгивает на стол и ловким движением загоняет вглубь пухлых облизанных губ мисс Левинды своего гиганта. Затем хватает мисс Левинду за уши и ритмично «к-себе-и-от-себя» начинает трясти ее голову. При этом Аннан бешенно подпрыгивает так, что вельветовые штаны его спадают и Генеральный секретарь ООН путается в штанинах, но не отпускает ушей мисс Левинды. Аннан кричит что-то вроде: «Бумба, мучача! Карамба, бумбаса! Beautiful, beautiful! O, wonderful, baby!!! O, baby, baby!!! Wonderful, wonderful !!!
Уже совсем квадратные глаза мисс Левинды лезут на ее лоб. Как писал далекий зарубежный поэт Николай Гумилев:

Всё смешалось в диком танце,
И летят во все концы
Гамадрилы и британцы,
Ведьмы, блохи, мертвецы.


Не в силах справиться с кофиананской елдой, мисс Левинда пробует вытащить ее изо рта, но тут примерно с галлон бурлящего семени проливается на ее платье, что впоследствие и послужит доказательством сексуальной разнузданности Генерального секретаря ООН.
С распахнутым и никак не закрывающимся ртом, мисс Левинда убегает сначала на прием к глазному врачу, а потом уже к ухо-горло-носу.
Аннан с криками «Beautiful, beautiful!» лихо сбрасывает штаны, прыгает на кожаную софу в противоположном углу кабинета, раз шесть-восемь бьется головой о стенку, роняет вазу с гладиолусами, спрыгивает с софы и выскакивает голым в коридор. Так он часами бегает по этажам, но никто не обращает на Генсека внимания: коридоры ООН и не такое видели.
Об импичменте не может быть и речи.*

конец

* Жизнь изобретательней любого литературного сценария. В том, что вы сейчас прочитали, гораздо больше правды, чем может показаться. Привожу статью, опубликованную в «Нью-Йорк Таймс» от 12 ноября 2004 года.

Кофи Аннана больше не считают пособником развратного комиссара

Сотрудница комитета ООН по делам беженцев отозвала обвинение в пособничестве сексуальным домогательствам, которое она ранее выдвинула против Кофи Аннана, сообщает газета «Нью-Йорк Таймс» 12 ноября 2004 года.
51-летняя американка ранее утверждала, что после того как она обвинила своего непосредственного начальника - верховного комиссара ООН по делам беженцев Рууда Лабберса в сексуальных домогательствах, Генсек пытался покрывать его, заявляя, что это дело не стоит передавать в суд.
Кофи Аннан при свидетелях заявил, что обвинения против комиссара "безосновательны", и что их не надо передавать в суд.
Через некоторое время его пресс-секретарь выступил с пояснениями, сказав, что Аннан имел в виду то, что факт правонарушения будет нелегко доказать в суде, так как при этом никто не присутствовал.
Адвокат женщины, про которую известно лишь, что она американка и 20 лет работает в ООН, отметил, что заявление было отозвано до заседания Объединенной комиссии по апелляциям (Joint Appeals Board), рассмотревшей обстаятельства этого дела на прошлой неделе.
По словам юриста, решение об отзыве заявления было принято после того, как Генсек заявил, что специально приказал следователям не пытаться доказывать, что Лабберс невиновен.
Аннан утверждает, что направил в адрес комиссара письмо, в котором "в самых сильных терминах выразил свое отношение к инциденту, который послужил поводом для выдвижения обвинений".
Как уже сообщалось, женщина обвинила комиссара в том, что тот приставал к ней после окончания совещания в его собственном кабинете. Это произошло в конце 2003 года.
Сам Лабберс признал, что позволил себе совершить в отношении этой женщины некий поступок, выходящий за рамки их служебных отношений, однако подчеркнул, что это был лишь дружественный жест, который та неправильно истолковала.
Лабберса также обвиняют в том, что он попытался замять дело, направив в адрес этой женщины письмо с просьбой отозвать жалобу. В послании он заверял ее, что не предпримет никаких действий, которые бы помешали ее дальнейшей карьере.
Кофи Аннан резко осудил подобные действия комиссара.
Обстоятельства этого дела расследует служба внутреннего контроля ООН, которая уже подтвердила, что факт сексуального домогательства со стороны верховного комиссара имел место.

А вы говорите: литературные фантазии, сексуальные мечты!!! У жизни – свои невероятные сюжеты, с которыми любая фантазия конкурировать не в состоянии.

Занавес.


Геннадий Кацов

<<<назад




Имя: E-mail:
Сообщение:
Антиспам 8+3 =


Виртуальная тусовка для творческих людей: художников, артистов, писателей, ученых и для просто замечательных людей. Добро пожаловать!     


© Copyright 2007 - 2011 by Gennady Katsov.
Add this page to your favorites.