НАЧАЛО

БИОГРАФИЯ

СТАТЬИ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ИНТЕРВЬЮ

ФОТОАЛЬБОМ

КОНТАКТ












 

ИНТЕРВЬЮ
ЖиТЬ - ЗДоРОВьЮ ВРеДИтЬ!

Bookmark and Share

«Мы то звено, которое соединяет разорванную традицию».

Интервью с Ефимом Александровым
МУЗЫКА
Вернуться к перечню статей >>> 30 Сентября 2002 года

20 декабря 2001 года состоялась церемония награждения лауреатов Российской национальной премии "Человек года 2001". Лауреатами премии "За творческие достижения" стали Ян Ашкиназий и Ефим Александров - создатели проекта "Песни еврейского местечка". Столь высокой награды в России представители еврейской культуры были удостоены впервые.
И впервые же в России был осуществлен проект такого масштаба – «Песни еврейского местечка». Знаменитые песни на идиш, звучавшие в еврейских местечках, были записаны певцом и художественным руководителем проекта Ефимом Александровым в сопровождении Российского Государственного симфонического оркестра кинематографии, академического хора, группы домристов и известных джазовых солистов-инструменталистов.
Сегодня можно уверенно сказать, что грандиозный проект Александрова – рукотворный памятник культуре штейтл, яркое воспоминание о неунывающих тружениках-евреях, траги-комичных персонажах Шолом-Алейхема, усталых и вечно гонимых граждан страны под именем «Черта оседлости». В Белоруссии, на Украине в маленьких городках жили люди, мучаясь и страдая, влюбляясь и танцуя под задорные песни собственного сочинения. Были песни и лирические, в духе баллад рассказывающие о бесконечно трудной судьбе простого еврея, просящего у своего Б-га только одного: мира своему народу и счастья своим детям.
- Слышит ли меня Б-г? - спрашивает сам себя еврей и сам же себе отвечает: «Слышит, конечно слышит».
Бесспорно, найдется немало снобов, уверенно путающих «местечко» с «провинцией» и отказывающих труппе Александрова в счастье увидеть их на концерте. Хотя, как справедливо замечает Евгений Алексадрович:

Провинций нет. Разбросан Бог по лицам.
Есть личности, подобные столицам…
Провинция – все то, что жрет и лжет.

Доказательство тому – театральный проект «Песни еврейского местечка». В крошечном Витебске появился Шагал – и название этого городка теперь вписано в историю мировой культуры. Изучавший идиш, бравший уроки языка у одного из старейших актеров легендарного михоэлсовского ГОСЕТа Александра Герцберга, Ефим Александров уверенно вписал культуру штейтл в мировой общекультурный контекст. Провинций нет, если речь идет об истинном и искренном творчестве талантливейшего народа; провинций нет, если находится человек, поднявший идею до уровня шедевра. Зал слушал песни на идиш в исполнении Ефима Александрова плача и содрогаясь, апплодируя, радуясь и подпевая. Идиш в эти пролетевшие мгновением три часа концерта стал языком общения всех тех, кто его посетил. И идиш останется в их сердацах теперь навсегда, даже если части зала и был непонятен. Глубокий поклон за это Ефиму Александрову и вечная память культуре местечка, все еще живой и доставляющей столько благословенных минут – той местечковой культуре, которой Б-г дал яркие и таланливые произведения, равно как и всему еврейскому народу на протяжение всей его многотысячелетней истории.

Геннадий Кацов

Из досье «Теленедели»

Ефим Александров родился 13 мая 1960 года в городе Подволочиск Тернопольской области на Украине. Родители Любовь Ефимовна и Борис Михайлович родом из местечка Бершадь Винницкой области, узники Бершадского гетто. После освобождения Бершади в 1944 году отец был призван в ряды Советской Армии. Конец войны встретил на Западной Украине. Награжден медалями СССР.
После окончания медицинского училища мать направляют в Подволочискую районную больницу, где она проработала медсестрой инфекционного отделения более 30 лет. Отец после демобилизации окончил Львовский государственный университет и работал заведующим отделом писем районных газет г. Подволочиска, а позже в г. Волочиск Хмельницкой области.
Учась в средней школе, Ефим окончил музыкальную школу по классу кларнета.
В 1976 г. поступает в Днепропетровское государственное театральное училище. После окончания, до призыва в армию работает в Тернопольском театре кукол.
В 1982 г. поступает на факультет музыкального театра в Государственный институт театрального искусства им. Луначарского (ГИТИС). Еще будучи студентом, приглашен солистом в Еврейский камерный музыкальный театр, а после в Росконцерт, в театр музыкальных пародий под руководством В.Винокура, где работает артистом, а также выступает режиссером многих номеров и программ театра. Вместе с театром пародий, а позже и сольными программами гастролирует в США, Израиле, Германии, Австралии и др.
В 1992 году выходит в свет первый музыкальный альбом Ефима Александрова "А гицн паравоз", включающий в себя еврейские народные песни и песни на стихи М.Танича. В 1999 г. Ефим Александров - ведущий развлекательной программы РТР "ТВ КРОСВОРД". Постоянный участник телевизионных юмористических программ "Ах, анекдот" и "Аншлаг и К", а также других телепрограмм. Создатель собственных музыкальных моноспектаклей "Нахэс энд Цорэс" и "Секрет фаршированной рыбы", с которыми успешно гастролирует в США и Австралии.
В 2001 году в соавторстве с продюсером Яном Ашкиназием увидел свет масштабный музыкальный проект "Песни еврейского местечка", солистом и художественным руководителем которого стал Ефим Александров.
К проекту были подключены лучшие творческие коллективы страны: Российский государственный симфонический оркестр кинематографии под управлением народного артиста России Сергея Скрипки, Академический хор под управлением Людмилы Урман, группа домристов Оркестра народных инструментов, популярные джазовые музыканты.
Однажды в студию, где проходила запись, приехал Юрий Башмет. Больше часа он слушал музыку и дал высокую оценку работе участников проекта. Визит маэстро кончился тем, что Международный благотворительный фонд Юрия Башмета принял проект под свой патронаж.

"Этот музыкальный диск мы посвящаем нашим еврейским мамам, которых, как всех мам планеты Земля, объединяет истинная, Богом данная любовь к своим чадам. Еврейские мамы эту великую Любовь пели нам на идише, прекрасном языке, нареченном нашими предками "мамэ лошн" - "материнская речь"".
Главный продюсер проекта Ян Ашкиназий.

 

- Ефим, на концерте в Нью-Йорке в перерыве между двумя отделениями я услышал в фойе реплику одной из зрительниц: «Он, наверное, сын того Александрова!» Не знаю, кого она имела в виду: кинорежиссера, основателя известного краснознаменного ансамбля или же Тодора Александрова – лидера македонской революционной организации, но хотелось бы услышать ваши комментарии по поводу вашей, прямо скажем, не еврейской фамилии.

- Если быть откровенным, то я – Ефим Зицерман. Так на пластинке и написано: Ефим Александров-Зицерман. К Зицерману добавилась еще одна фамилия, когда я был студентом ГИТИСа. Я должен был прийти на работу в Росконцерт и мой педагог, профессор, замечательный режиссер музыкального театра Михаил Борисович Мордвинов сказал (это были замшелые 80-е годы, времена Андропова, Черненко): «Фима, ты понимаешь, что прежде всего перед артистом едет его афиша. Ты представляешь, как ты будешь работать в жанре эстрады с фамилией Зицерман. Фима, надо придумать что-то такое светлое!» Так возникло «Александров» – светлее, по-моему, не бывает.
На самом деле, все это не имеет никакого значения. Много артистов и писателей имеют сценические имена, а в паспорте все равно стоит «еврей». Папа мой Борис Зицерман – не только еврей по паспорту, но и, как говорится, еврей по душе. О себе могу сказать тоже самое: когда я впервые услышал в исполнении сестер Берри еврейские песни – это было такое потрясение на таком ментальном уровне восприятия, которое осталось навсегда.
А уже будучи студентом 3 курса я проходил практику в Еврейском камерном театра в Москве и в замечательном мюзикле «Хэломские мудрецы» впервые выступил как исполнитель песни на идиш.

- Понятно, что легче всего нам сразу же перейти к театральному разделу вашей биографии, только я бы не хотел торопиться. Вы не производите впечатление человека, годы отдавшего спорту, но три часа на сцене, в таком темпе и с такой энергией наводят на мысль, что уж в армии-то вы служили?

- Конечно, служил. Я был призван в Советскую армию и служил… Где мог служить Ефим Зицерман? Конечно в стройбате. Я уже был весь подстрижен налысо, только меня ни одна команда не брала. Все говорили – вы будете служить музыкантом, но в результате можно было попасть лишь в ракетные войска. Наконец, пришла телеграмма из Тернополя: «Срочно приезжайте в военкомат». Я приезжаю – наши славные строительные войска! Короче, это долгая история. В результате я попал в базовую военную часть, где была очень сильная часть музыкальная, и еще служа в армии поступил в ГИТИС на факультет музыкального театра.

- Хорошо, давайте вернемся к театру.

- Еще будучи студентом, я проходил практику в Еврейском камерном театре, а потом попал на эстраду к Владимиру Винокуру. Мы проработали 10 лет и это были прекрасные годы моей жизни. Нужно сказать большое спасибо Владимиру Винокуру, ибо в его программе впервые я начал петь еврейские песни.

- По тем временам это было смело.


- Да он действительно смелый. Как-то Галина Волчек ему сказала: «Ты знаешь, рядом держать такого сильного артиста – это серьезная конкуренция!». Поверьте: когда мы выезжали на гастроли в Израиль, в Америку, в Австралию, Винокур давал мне практически отделение еврейских песен. И на это надо иметь мужество, надо иметь величайшие человеческие качества, чтобы на такое пойти. Во-первых, Винокур тоже из небольшого городка Курска и чистокровный еврей. У него замечательная еврейская семья. И еврейская программа, по-настоящему, начала зарождаться на базе театра Винокура. Да и первая наша кассета вышла как раз в театре Владимира Винокура.

- Насколько я понимаю, идея вашего проекта родилась не сразу?

- Это шло с самого детства. Но всерьез я начал над этим размышлять после встреч с режиссерами, артистами, консультантами Еврейского камерного театра, плюс, безусловно, совместная работа с Винокуром. А дальше я подошел к этой программе, конечно же, не сам. Нашелся человек, который сделал все для того, чтобы эта программа зазвучала во всю мощь. И это даже в телевизионной версии не передать: у нас аппаратуры только на семь тонн! Все это смог соединить в единый проект Ян Ашкиназий. Причем, у нас не было какого-то такого «давай сделаем проект и завтра будем зарабатывать». Я зарабатывал на другом: во-первых, выступления на эстраде, и во-вторых, у меня есть фирма, занимающаяся крупными мероприятиями в Москве и не только. А это была программа для души. Ян сказал: «Давай сделаем программу, как факел!»
Стареют песни, стареют технологии, и вот сегодня мы сделали диск, в котором постарались передать и душевность, и современность, и самобытность еврейской песни. Инам кажется, это удалось – поднять еврейскую песню, как факел, на должную высоту. Знаете, есть такая мечта маленького клейзмер-музыканта – сыграть с симфоническим оркестром. И эта мечта такого еврейского мальчика, играющего в ресторанах свои «умца-умца», осуществилась. Недавно мне подарили замечательную пластинку Абрахама Фрида, но такие записи единичны. Я приветствую продолжение традиции еврейской песни, но на профессиональном уровне. Нельзя сегодня подходить к этой теме так: «Есть песни на идиш, есть публичка, давайте быстренько на этом заработаем». Наша задача была совершенно другой, культурологической – собрать песни и их на мировом уровне записать. Еще раз говорю, мы не думали на этом заработать: Ян весь выпуск касетной продукции передал Московской синагоге и эти кассеты передали московским пожилым людям.

- Как принимают вас в разных городах в России и Америке?

- О России скажу следующее: эта программа прошла по спутниковым канал по всему миру. И, возможно, вам это покажется странным, но эта программа совершенно неизвестна в России. Она не шла ни по радио, ни по телевидению. Российское государственное телевидение не может пустить программу на идиш продолжительностью два часа (телевизионный вариант). Канал «Культура», у которого нет рекламы и который не боится, что от них отвернутся, все равно трижды не выпускали программу в эфир, даже под еврейский праздник.

- Но это сегодня не политика государства?

- Это не может быть политикой. Это, скорее, политика бизнеса. Поставьте на два часа на всю страну концерт якутской песни – кто его будет смотреть? Но аудитория у нашей программы есть и я надеюсь, что сокращенный вариант, минут на 45, российский зритель в результате сможет увидеть. Но все это надо подавать «в раскрутке». Нужен какой-то клип, реклама и т.д.

- В зале я видел людей разного возраста, в подавляющем большинстве – пенсионного. Люди плакали от счастья, благодарили вас за этот концерт. Но идиш все больше можно сравнить с латынью, на нем уже, практически, не говорят. Как вы видите вашу программу лет 20-30 спустя?

- Это сложный момент. Кто-то мне задал вопрос: «Вы что, за еврейское местечко?» Ну, конечно же нет. Это было страшное историческое явление: черта оседлости, своеобразные гетто, куда приходил во времена царской России полицейский и делал все, что хотел. Местечко – это еще и погромы, и голод, и нищета, и унижения. Но главное, что там жили такие же люди, как мы с вами – наши бабушки и дедушки. Они также плакали, любили и также относились к своим детям. Об этом они пели и это нам по-прежнему близко. Мы взяли от них переходящий факел и решили, что эти песни просто должны жить.
Какой-то французский философ сказал: «Нет ничего более вечного, чем мертвый язык.» Когда люди уходят, они соприкасаются с вечностью и в ней остаются. То же и с языком. Мы сегодня поем песни наших предков, вынесших всю тяжесть лихолетья. Это наш им поклон. Вы спрашиваете: что будет через 20 лет? Да может не будет Ефим Александров заниматься этим делом. Это ведь не то дело, которое его кормит, но это то, что насыщает его душевно и сердечно.

- А как быть с молодым слушателем? Кстати, я на концерте еще раз убедился, что еврейская песня вполне ритмична и в этом смысле очень современна.

- Дело в том, что еще лет восемь назад я делал «Еврейскую кузину» в рэпе, а песни еврейского местечка делал как «аидише дискотека» в современных ритмах. И это было прекрасно. Но сегодня я принципиально не хочу этим заниматься. У меня нет задачи, чтобы завтра эту песню запели в штате Аризона. Конечно, надо что-то делать, кстати, и в ЮНЕСКО было заседание на тему «что делать с идиш?». Но это не моя задача. Есть вещи, которые должны быть, ведь немало существует ансамблей, исполняющих средневековую музыку. У них есть свои слушатели. Во времена великого Моцарта то, что он писал, проходило как шлягеры, но сегодня эти произведения именуются «классическая музыка».
Мы могли сделать клейзмерский вариант песен местечка, но идея была – сделать богатый, насыщенный аранжировками проект, раскрашенный красками классического симфонического оркестра. Если кому-то удастся еврейскую песню сделать шлягером – ну и что! Год-два и шлягеры проходят, а под «Семь сорок» в ее классическом звучании тацевали и будут танцевать всегда. Сегодняшней нашей задачей было отдать дань нашим мамам и папам. Мы то звено, которое соединяет разорванную традицию, связует еврейское местечко (через наших родителей, еще заставших эту эпоху) с теми, кто придет после нас.


Побеседовал Геннадий Кацов
Теленеделя, 30 сентября - 6 октября 2002 года

<<<назад




Имя: E-mail:
Сообщение:
Антиспам 9+4 =


Виртуальная тусовка для творческих людей: художников, артистов, писателей, ученых и для просто замечательных людей. Добро пожаловать!     


© Copyright 2007 - 2011 by Gennady Katsov.
ВИДЕО
АУДИО
ВСЕМ СПАСИБО!
Add this page to your favorites.