НАЧАЛО

БИОГРАФИЯ

СТАТЬИ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ИНТЕРВЬЮ

ФОТОАЛЬБОМ

КОНТАКТ












 

ИНТЕРВЬЮ
ЖиТЬ - ЗДоРОВьЮ ВРеДИтЬ!

Bookmark and Share

Олег Фриш – наш чаловек на NBC

ТВ, РАДИО, ПРЕССА
Вернуться к перечню статей >>> 08 Октября 2001 года

Олег ФришОлег Фриш родился в г.Запорожье. Учился в Калининском университете на факультете романо-германской филологии. Закончил без защиты аспирантуру в московском ВНИИ Искусствознания по специальности «История эстрады и цирка». Работал на эстраде с программой психологических опытов (впервые вышел на сцену в 16 лет, копируя Мессинга, Бендиктиса, Куни). Печатался в журнале «Советская эстрада и цирк» и газете «Советская культура». Работал на московском радио в программе «Ретро» и на радиостанции «Юность» в программе «Вверх по течению». В 1991 году приехал по рабочей визе в США. В 1999 году открыл компанию New Age Media, занимающуюся рекламой, РR, организацией шоу-проектов, съемками реклам и программ. На нью-йоркском радио «Народная волна» ведет еженедельную музыкальную программу и различные рекламные передачи. В 2000 году попал в «Эстрадную энциклопедию» как журналист и популяризатор эстрады.

- Олег, вы в США уже 10 лет и все эти годы работаете на русском радио. То есть вы начинали работу радиоведущим, когда русско-американское радио еще только зарождалось?

- Можно было бы сказать, что я - ровесник русско-американского радио, но дело обстояло иначе. В первый раз я побывал в США в 1988 году, второй – в 1990. А в 1991 году Иосиф Сац, возглавлявший тогда радиостанцию «Эра», сделал мне приглашение и я приехал в Нью-Йорк по рабочей визе.
Начиналось же все так: когда второй раз я был в США в гостях, Маргарита Полонская, жена покойного Эмиля Горовца, памятуя мою статью о Горовце, первую о нем в российской печати, сказала мне: «Вы знаете, Олег, у нас есть радио и на нем некому вести музыкальные передачи. Поезжайте туда». Я ответил: «Спасибо, Маргарита, не поеду!»
Дело в том, что в мой первый приезд один мой приятель привез меня на радио WMNB, и когда я увидел три комнатки (кабинеты Палея, Стаса Непомнящего и студия), мне стало страшно. После радиостанции «Юность», после «Шаболовки» мне подумалось: «Боже, куда я попал! Ведь это Харьков 1957 года».
Потом мне позвонили в Москву знакомые Иосифа Саца и говорят: «Слушай, Олег, Иосиф может тебе рабочую визу сделать. Приезжай!» И я поехал. Тогда уже Дэвид Моро вошел в Дело и он сделал мне рабочую визу, а в дальнейшем - документы на «грин-карту». Вообще меня руководство всегда любило, не знаю почему. Ну может, потому, что я делал эстрадные радиопрограммы («Музыкальная афиша от Олега Фриша», Frish Air), а еще им деньги приносил, поскольку с первых же дней моей жизни в США занимался рекламой.

- Олег, недавно я посмотрел программу «Соотечественники» на НТВ. Вас представляли как энциклопедически образованного человека в области эстрады, как шоумена, певца и как человека из частного сектора - у вас рекламная компания и ваш бизнес процветает. Поскольку мы недалеко ушли от трагических событий 11 сентября, как сейчас обстоит дело с рекламой и гастрольно-театральной деятельностью? Ведь сегодня бродвейские шоу терпят колоссальные убытки, плохи дела у туристических компаний, авиакомпаний.

- Прежде всего, ситуация на рынке рекламы нестабильная не только из-за трагедии, хотя теракты, естественно, серьезно повлияли. Ситуация нестабильна уже больше года, после того как раскололась, скажем так, «русская медиа» - после закрытия радиотелевидения RTN/WMNB, который был монопольным конгломератом.
А трагедия 11 сентября совпала еще и с летним сезоном, когда рекламные дела вообще обстоят неважно.
Конечно, взрывы серьезно повлияли на людей и многие сейчас стараются не тратить деньги на «прочие расходы», а только на необходимые. Компании стараются попридержать деньги, не зная, какое их ожидает будущее. Серьезно пострадал шоу-бизнес. Особенно после того, как СМИ вышли с рекомендациями не посещать людные места. Много «русских» концертов были отменены, какие-то проходят при незаполненных залах. До сих пор возвращаются в кассы билеты - люди запуганы, да и настроение не самое лучшее. И, конечно, страшно то, что многие артисты просто боятся сесть в самолет и прилететь в Америку.
Надо сказать, на этом фоне Лариса Долина, прилетевшая на «Дни Одессы» в Нью-Йорк все-таки героическая женщина. Я ее знаю и дружу с ней. Она неординарно, а на самом деле - нормально поступила. Лариса сказала: «Я должна прилететь. Я никакая не общественная деятельница и не выполняю какую-то миссию. Я считаю, что должна поступить честно, по своей совести». Она села в самолет, прилетела и без поселения в гостиницу, без обеда и отдыха приехала сразу на концерт.

- Но телевидение, радио и печать живут за счет рекламы. А если ее будет недостаточно, то...?

- Я не думаю, что произойдут какие-то кардинальные изменения. Даже в военное время газеты выходили, бизнесы работали и жизнь продолжалась. У людей есть бюджет на рекламу, а списание с налогов в бизнесе как было, так и есть. И, наконец, людям необходимо то, что называется «паблисити» - бизнес должен донести до народа свою суть, то есть привлечь людей.

- Ваш прогноз: если не произойдет ничего экстраординарного, сколько такая ситуация может продолжаться?


- Думаю, около месяца для владельцев бизнесов. Таков мой опыт работы с самыми тяжелыми клиентами: проходит примерно месяц пока они подумают, несколько раз с тобой встретятся... А что касается шоу-бизнеса, то, говоря о зрителях, мы затрагиваем серьезную психологическую проблему. Если у людей не будет фобий, а гастрольная программа будет заполнена яркими именами - все восстановится. Ведь в холодные дни блокады Ленинграда Клавдия Шульженко вместе с пианистом Мандрусом работали в зале. Они ездили в Питер и работали, а народ на них при ходил.
У меня есть фотографии: на концерт Шульженко приходят люди на костылях. Не было тогда кресел, каталок... Если приедут те, кого люди любят, будут аншлаги. Пугачева, Киркоров, Леонтьев соберут полные залы. Актеры кино приедут - и люди пойдут, будут отдыхать, забудут о своих проблемах, ведь искусство - это еще и психотерапия. Приедут Мордюкова, Фатеева, Варлей, Вицин, и, я уверен, их встретят тысячи людей, как родных.

- Олег, раз мы перешли к числительным, то давайте поговорим о больших числах. Недавно вы выступали перед более, чем ста миллионами телезрителей здесь, в Америке. Ведущие русско-американского радио или телевидения о подобном могут только мечтать.


- Надо сказать, что выступал я все-таки в несколько ином качестве - я был ведущим в программе и продавал на канапе Shop NBC русские товары. Канал этот второй после самого популярного в США телеканала по продажам - QVC. Аудитория канала, на котором я выступал, - примерно 116 миллионов, а у QVС - 180 или 200 миллионов, я не знаю точно. Когда я приехал в Миннеаполис, штат Миннесота, в котором находятся студии Valerio 888, я понял, что попал туда не случайно. У меня было предложение от компании Valerio 888 провести телепередачу по продаже русских товаров. Это могли бы быть русские компакт-диски, икра... В моей передаче я продавал янтарь, серебро и золото из России.

- А почему Valerio 888 обратилась именно к вам?

- Во-первых, я знаю этих людей. А, во-вторых, им предложили найти какого-то человека, который говорит бегло по-английски, но с русским акцентом, умеет шутить и так далее. У них было много претендентов на место ведущего. Когда я приехал в Миннесоту, мне показали различные портфолио, среди которых очень много русских журналистов, живущих в Америке.
Я видел резюме людей, живущих в Сан-Франциско, Сиэтле, Сан-Диего... Я не знаю этих людей и, как мне сказали, их больше 400 - русских журналистов, кто хотел бы сотрудничать с американскими компаниями. Я сделал свой демотейп, то есть отобрал несколько своих программ, где я шучу, пою и так далее, и отослал по адресу. Нужно сказать, что у американских продюсеров острое чувство на энергетику. Не зная языка, они по жестам, по губам ощущают оптимизм, настроение. И дама, которая все просматривала, сказал: «This guy looks very entertaining». Ну, клоуна во мне увидела. Прислали мне бумагу с датами шоу. Правда, должно было быть три программы, но было две, потому что продали весь товар за две программы.

- Как вам понравилось в студии?

- Удивительная атмосфера, очень дружелюбная. Я просто не осознавал, куда я лечу. Этот канал вещает 24 часа, у них 6-7 студий, громадный павильон и постоянно меняются декорации. Только в одной студии заканчивается программа, передача продолжается уже из другой и продается другой товар. У меня было 2 часа эфира, а у них есть программы по часу, по полчаса. Многие американцы, особенно Центральная Америка, смотрят этот канал часами.
Но, конечно же, это был шок. Прихожу в студию, а там нет операторов, все камеры - на автомате. Каждый человек, как часовой механизм, знает свое место. Нет такого как у нас: вдруг оператор решил выйти во время передачи, кто-то в control room решил зайти и его слышит полстудии, начальник какой-то кричит и его все слышат... Здесь такого нет - потрясающе профессиональные: никаких лишних жестов, никаких лишних фраз. Я удивился, когда мы в первый раз сели, говорю: «А где операторы?» Мне отвечают: «Мы современная компания».

- Какие-то требования к вам предъявлялись?

- Не называть имена других компаний, к примеру, QVС или Shop at Home. Друзья,которые смотрят этот канал, меня настраивали так: канал классический, нельзя шутить, нельзя то, нельзя это. А меня в самом начале представили как популярного русского ведущего. «Вы, наверное, не знаете американских песен?» - по интересовались, на что я в ответ спел Фрэнка Синатру. Нормальная, легкая атмосфера. Если надо пошутить - мне дают слово, я что-то там шучу, рассказываю, предлагаю.
Я, конечно, подготовился к программе, выучил историю зарождения янтаря.

- Был заранее написан какой-то сценарий?


- Никакого сценария, все было построено на импровизации. Естественно, все у них наработано. Первая программа у меня была с Кэрен Коннели, которая открывала в Америке первый «хоум-шопинг». Он существует в США лет пятнадцать. А вторая программа проходила с Лорой Дуфлек. Они гениально себя со мной вели, то есть настолько умело общались с человеком, не работающим в их компании, да еще с «русским», что можно было только поражаться.

- Но ведь ваша роль была понятна - продать товар?

- Нет, я был как соведущий. Я рассказывал о товаре, а продавал его телеканал. Им нужен был колорит. Я, с русским акцетом, рассказываю о товаре, историю которого многие американцы могут не знать. Кстати, янтарь в «хоум-шопинге» - очень редкий товар. Серебро, золото, драгоценные камни - другое дело. Мне задавались вопросы, типа «как ухаживать за янтарем?», «почему янтарь бывает разного цвета?», «насколько эти камни натуральны?». По интернету я заранее нашел много историй, баек, легенд.

- Обсуждались ли с вами шутки при подготовке к передачам?

- Hет, все было импровизацией, хотя на вторую программу я уже использовал наработки первой передачи.

- Все у вас так хорошо складывалось, но были ли какие-то казусные ситуации?

- В плохом смысле слова не были, но удивлением было то, что этот канал смотрят очень много русскоязычных людей. На второй день в студию поступил звонок и раздается родной голос: «Олег, я так рада видеть тебя. Сижу, переключаю каналы и вдруг ты на экране. Может, еще споешь что-нибудь?» Боже, думаю, это же Галя Тодд, первый диктор русского телевидения. У них с мужем это, оказывается, один из любимых каналов. А уже после телепередачи звонили самые разные люди, мои знакомые, врачи, друзья, которые видели эти мои программы. Но самое удивительное! На следующий день в семь утра я приехал в аэропорт. Подходит ко мне чернокожая девочка и говорит: «Дайте автограф». Я растерялся и спрашиваю: «Whу?» А она говорит, я, мол, собираю автографы знаменитостей, а вы же знаменитость. Тут подходят мама с папой, на меня как на Бога смотрят: «Как здорово! Мы вот в вашей программе что-то купили».
В самолете одна молодая пара спрашивает: «Мы поспорили, это вы были на Shор NВС или нет?» Отвечаю: «Я», - и тут же уважение, сразу люди относятся по-другому, даже шоколадную конфетку подарили.

- Надеюсь, вы не стали «халифом на час». Какова перспектива ваших отношений с Shop NBC?

- Я получил приглашение выступать раз в месяц, но из-за известных трагических событий моя следующая передача откладывается до конца октября. Планирую раз в месяц летать в Миннеаполис, два-три шоу вести. У компании есть отделение в Японии. Они хотят послать меня в Страну восходящего солнца, вести передачу на английском, а синхронист будет переводить.

- И как после этого вам будет возвращаться в родную студию?

- Вы знаете, везде ведь рабочая обстановка. Если зайти за кулисы американской студии, то так же все валяется, такой же бардачок.
На Shop NBC это было как чудо: вот чудо есть и оно закончилось до следующей поездки. А здесь все родное, все свое: знаешь, где веник стоит в студии, на что нажать, чтобы задник упал, ну, и родные люди. Я показал пленку Владе Хмельницкой, Вале Печориной, оператору Игорю Чепусову - они очень впечатлились: «Вот это да!» Я когда ехал в такси из аэропорта Ла Гвардия, думал: «Как сон все это было». Хотя сны повторяются. Вот и жду повторения.


Побеседовал Геннадий Кацов
Теленеделя, 8 – 14 октября 2001 года

<<<назад




Имя: E-mail:
Сообщение:
Антиспам 1+7 =


Виртуальная тусовка для творческих людей: художников, артистов, писателей, ученых и для просто замечательных людей. Добро пожаловать!     


© Copyright 2007 - 2011 by Gennady Katsov.
ВИДЕО
АУДИО
ВСЕМ СПАСИБО!
Add this page to your favorites.