НАЧАЛО

БИОГРАФИЯ

СТАТЬИ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ИНТЕРВЬЮ

ФОТОАЛЬБОМ

КОНТАКТ












 

ИНТЕРВЬЮ
ЖиТЬ - ЗДоРОВьЮ ВРеДИтЬ!

Bookmark and Share

Интервью с художником Юрием Горбачевым.

ИЗО
Вернуться к перечню статей >>> 05 Мая 1998 года

Юрий Горбачев- Юрий, Ваша судьба уникальна -через несколько лет после переезда в Америку, по-моему, году в 1994-м, о Вас уже написал «Нью-Йорк Таймс». Думаю, мой вопрос для Вас не оригинален: какую роль в таком успехе сыграла Ваша фамилия?

- Немалую роль. Когда я в Америке только появился, Горбачев еще был президентом СССР, но через три месяца он уже президентом не был. Так что фамилия - это еще не все. Например, у президента Клинтона есть брат, музыкант и, хочу верить, талантливый человек. Но толпа на его концерты не валит. Если кроме фамилии ничего нет, о каком успехе может идти речь?
Мне повезло не только с фамилией. Мне повезло с аукционом «Сотби», который здесь проходил, едва я приехал в Нью-Йорк. Это было в 1991 году, весной. На аукционе выставлялись русские современные художники. Мои работы удачно продались, но везение было не в этом. Аукцион посетил Мишель Ру, гений маркетинга. 29 лет назад, когда появился на арт-рынке Энди Уорхолл, его работы не покупали и за триста долларов. Мишель Ру предложил Уорхоллу поработать для рекламы водки «Абсолют» - и с этого началась слава «великого Энди».
Мишель Ру увидел мои работы и предложил сделать рекламу водки «Абсолют». Для «Абсолюта» работали самые выдающиеся художники современности. В этом была гениальность Мишеля Ру - из водки, которую лет двадцать назад никто не хотел покупать и за доллар, он сделал самую престижную и известную водку на рынке.
Но поработал я с «Абсолютом» только несколько месяцев. Моя реклама успела выйти в журнале Life и еще в нескольких журналах, когда компания «Сиграм» купила «Абсолют» и Мишель Ру решил организовать рекламную кампанию «Столичной». Для этой работы было приглашено много русских художников, все делали эскизы. Фамилия здесь роли никакой, конечно же, не играла. И я выиграл конкурс на самый лучший пакет - «Кристмас Столичная»: ноябрь, декабрь, январь. Самые лучшие в году месяцы распродаж. Моя работа вышла в 1994 году сразу же на 64 обложках разных журналов. И вот уже четыре года я каждый сезон делаю новую рекламу водки «Столичной».

- Несколько лет назад Вы выставлялись одновременно с принцем Чарльзом. По-моему, результат продажи на той выставке Ваших картин и картин принца Чарльза - еще один пример того, о чем мы сейчас говорим?

- Да, это было четыре года назад, в галерее Roy Miles в центре Лондона. Чарльз выставил 12 своих работ, у меня было семнадцать. Даже если меня и воспринимали, как родственника Горбачева, то принц Чарльз ни в какой родственной поддержке не нуждается - с ним мог бы сравниться разве что сам Горбачев, будь он художником и выстави он свои работы. Но я продал 13 работ, а принц Чарльз - ни одной.

- Так все-таки, Вы родственник Горбачева?

- Родственник. Хотя, журналисты любят преувеличивать: я был и родным племянником, а в Индонезии - сыном... Мое родство правильно указано в «Нью-Йорк Таймс». Горбачев мне двоюродный дядя. А ввел всех в заблуждение Шеварнадзе. Будучи Министром иностранных дел СССР, он где-то заявил, что я - племянник М. С. Горбачева.

- Встречались ли Вы с Михаилом Горбачевым?

- Два раза.

- Он доволен своим «племянником»?

- Мы на эту тему не говорили, но почему бы и нет. Я думаю, он не возражает против нашего родства. Если бы (смеется) мой успех имел негативный характер,меня бы пустили по родственной цепи куда подальше,в троюродные или четвероюродные.

- Юрий, Вы сегодня - один из самых известных современных русских художников на Западе. О Вас пишут, Ваши работы - в престижных музеях и в лучших коллекциях. Вы - единственный русский художник, чьи работы выставлены в Белом доме, после приобретения их президентом Клинтоном и его супругой. Я знаю, что ООН выпустила полтора года назад Ваши работы на почтовых марках и конвертах. Связано ли все это еще и с тем, что Вы - художник из России?

- Моя уникальность, я думаю, не в этом. В Нью-Йорке живет много русских художников. Родились они, в основном, в столичных городах - Москве, Питере, Киеве... Я как раз отличаюсь от большинства из них тем, что родился в Угловке, Новгородской области. Рядом, в деревне Акуловка, родился Миклухо-Маклай. Это, практически, в десяти милях от моей родной деревни.
Миклухо-Маклай путешествовал по Новой Гвинее, я же сделал серию картин по индонезийским мотивам. Думаю, такие совпадения не случайны.

- И этому объяснение - вы оба родились в Новгородской области? По-моему, здесь есть какая-то натяжка.

- Не думаю. В Индонезию я впервые попал пять лет назад. На меня произвели серьезное впечатление Бали, индонезийская музыка, люди. Говорят, что когда американцы ненавидят - они улыбаются дважды. А индонезийцы, это сразу видно, заранее хорошо расположены к тебе. И если не любят, то ты этого не замечаешь: они не будут тебе улыбаться. Они просто не будут «участвовать в тебе». Это мне напоминало мою Новгородскую область, где люди относятся друг к другу искренно. Да, и искусство Индонезии, местный фольклор чем-то напоминают русско-украинский вариант народного искусства. Ведь американцы русскую народную культуру не знают. Они знают двадцатые-тридцатые годы в живописи и плакате - Кандинский, Малевич, Родченко и все, что связано с этими именами. И американцы не хотят от этого знания уйти: остальное для них воспринимается тяжело.
Я думаю, мои работы в Америке принимаются потому, что в них есть и Кандинский, и Малевич. Свой стиль я называю «современным наивом», хотя не могу о себе сказать, что я наивный человек. В данном случае «наив» - это восприятие. Возможно, так дети воспринимают мир - откровенно и непосредственно. И когда я начал изучать искусство Индонезии, мне это очень понравилось. Бали называют «последним раем», там даже не страшно умереть. Там время останавливается, ты расслабляешься.

- Сколько раз Вы были в Индонезии?

- Шесть раз. Ежегодно в Бали, в отеле Роиг Зеазопз, который одновременно является и очень известной в мире галереей, мои картины выставляются на Рождество. Для меня это большая честь. И еще интересная вещь: три индонезийских музея приобрели мои картины. Здесь я могу провести следующую параллель: представьте себе, что Русский музей купил картины американского художника для залов русского национального искусства. Это нереально, для этого американцу надо было бы или родиться в России, или прожить там пол-жизни.

- Иными словами, Вас признали в Индонезии «за своего»?


- Видимо, я так слился с этой страной. Я много говорю об Индонезии, потому что мы, на самом деле, беседуем сейчас о фольклоре международном, корни которого везде одинаковы. Я думаю в ближайшее время поехать в Африку и, надеюсь, мой индонезийский опыт мне поможет.

- Поможет стать африканским художником?

- Да. Можно сказать ведь иначе: народным художником. Я не имею ввиду звание «народный», а лишь фольклорную основу моих картин. В моей родной Новгородской области очень развиты иконопись и керамика, но ведь эти жанры соседствуют с народным индонезийским и мексиканским искусством. Часто меня даже спрашивают, не из Мексики ли я. Это потому, что в народном искусстве много общего для всех стран: яркость, простота композиции. К тому же, я использую золото, яркий цвет.
Моя основная идея: я хочу сделать людей счастливыми.

- Многие, переехав в Америку, здесь теряются, испытывают чувство депрессии. Не было ли появление ярких, вызывающих тонов в Ваших работах реакцией на Ваш переезд из России в США?

- Дело в том, что многим из нас до переезда Америка казалась страной мечты, где можно было сделать успешную карьеру, добиться желаемого.

- Это и есть «американская мечта» - классическая American Dream.

- Мне еще до моего отъезда говорили, что в Америке можно добиться всего. Когда я приехал, а оказался я во Флориде, то представление об Америке изменилось. Нью-Йорк мне понравился своей энергией сразу, но Америка в целом оказалась страной более консервативной, чем я предполагал. Мне представлялась Америка из моего российского далека страной секса, даже разврата, страной ночных клубов и вольной жизни. А увидел я много пожилых людей во Флориде, в Нью-Йорке к моему приезду в 1991 году уже не было ни хиппи, ни панков на улицах. И телевидение консервативней трудно придумать, если не считать отдельных платных каналов.

- Мы сейчас говорим об известной вещи: Америка - страна пуританская и религиозная.

- Это и было моим открытием Америки. И еще оказалось, что американцы - вовсе не поголовные счастливчики, а обремененные своими проблемами люди. Наверное, это правильное замечание, что мои работы стали такими яркими в Америке и это - реакция на мой переезд. Ведь Нью-Йорк для меня -город не яркий, скорее серый. Только вечером улицы украшает реклама, а днем и люди, и улицы одеты в спокойные тона. Много камня, мало зелени. И цвет у меня, как компенсация.

- К осени выходит книга Ваших работ в известнейшем издательстве «Рицолли». Это - бесспорное признание Ваших заслуг.

- «Рицолли» существует около двухсот лет. Это издательство находится в Италии (основной филиал - в Нью-Йорке, на Парк Авеню) и издает, примерно, сто альбомов в год: прикладное искусство,фотография, архитектура... Эти альбомы продаются по всему миру, в фирменных магазинах «Рицолли» и Barnes & Noble. И только семь-восемь книг-альбомов «Рицолли» ежегодно посвящаются художникам.

- Современным художникам?


- Нет, современным, живущим ныне художникам - не больше двух-трех альбомов. В прошлом году из живущих художников «Рицолли» выпустили только альбом Ботеро. В этом году - я и, возможно, еще кто-то.

- «Рицолли» за все годы выпустили альбомы только двух русских художников - Кандинского и Шагала. Вы - третий русский художник, который выходит в этом престижном издательстве. Как к этому отнеслось Ваше окружение, я имею ввиду художников?

- Многие до сих пор не могут поверить. Кто-то завидует, наверное. Для «Рицолли» существовала некая ниша, ведь за последние лет двадцать не было на западном рынке такого художника, который был бы интересен чем-то, отличным от уже существующего на рынке - Илья Кабаков, Комар и Меламид, Гриша Брускин... И, вероятно, «Рицолли» я в этом смысле подошел. Ведь о русских многие думают в негативе революционная тематика, пьянство, коммуналка и т.д. А я - такой радостный, веселый. И это было для них неожиданно.

- Вы действительно такой веселый, или это своего рода игра?

- Я веселый, да. У меня бабушка веселая была. Я не люблю категоричных людей, людей с претензией. И когда я слышу, что моя работа кого-то радует - это для меня большой комплимент.


Побеседовал Геннадий Кацов.
Журнал ПМЖ №1, Май 1998

Подробную информацию о художнике Юрие Горбачеве можно найти на его официальном сайте www.yurigorbachev.com

<<<назад




Имя: E-mail:
Сообщение:
Антиспам 3+1 =


Виртуальная тусовка для творческих людей: художников, артистов, писателей, ученых и для просто замечательных людей. Добро пожаловать!     


© Copyright 2007 - 2011 by Gennady Katsov.
ВИДЕО
АУДИО
ВСЕМ СПАСИБО!
Add this page to your favorites.